Шаблоны Joomla 3 тут

События в Нижней Салде накануне Гражданской войны.

Экономический кризис все разрастался. Съезд горнопромышленников Урала дал указания объявлять локауты, закрывать предприятия, не допускать рабочего контроля. Газеты сообщали: "В Нижней Салде бесхлебица, начался частичный голод, положение угрожающее, запас угля на 10 дней. Конный подвоз есть, но угля мало поступает". В следующем номере вновь сообщение: "Наличие угля на 7 дней. Ежедневный расход 560 коробов".

Рабочие в такой обстановке требовали от администрации завода подчинения и подотчетности рабочему контролю, введенному на заводах Нижнетагильского округа. Администрация начала саботировать постановления советской власти.

10 ноября служащие и администрация Нижнесалдинского завода объявили однодневную забастовку по поводу неправильного увольнения из лесничества Е. К. Зонова.

Исполнительный комитет знал, что увольнение Зонова лишь повод для саботажа всей администрации, и поэтому было принято решение:

"Учитывая важность текущего момента, (исполком) предлагает работать телефонам в конторе заводоуправления и лесничества: при переговорах членов Совета рабочих депутатов, профессионального союза, Волостного земства, Продовольственной управы, Волостного попечительства, Красной Гвардии, Милиции, Вокзала, Кондукторской и Экспедиторской и для устранения враждебной агитации устанавливает на всех проходных в завод, у конторы завода и лесничества посты красногвардейцев, милиционеров и служащих".

Для усиления вооруженной охраны Нижнесалдинская организация провела мобилизацию всех членов партии, которые составили отряд в 126 человек. В этот период в Нижнюю Салду (по вызову) приезжает друг и соратник И.И. Волкова по революционной борьбе в Екатеринославе — Павел Николаевич Овчинкин, имеющий опыт подпольной и вооруженной борьбы. По рекомендации Волкова он был введен в состав исполкома, где тот отвечал за формирование красногвардейских отрядов.

Созданием и обучением красногвардейских отрядов занимались Трофим Яковлевич Евсеев и Александр Федотович Углов. Помощниками в обучении были Александр Яковлевич Суетин, Александр Григорьевич Кожевников, Алексей Иванович Царегородцев, Виктор Григорьевич Рыбаков, Семен Федотович Углов, Иван Андреевич Ефимов, Семен Иванович Мамонтов, Петр Волков, Петр Зорихин.

Для обучения красногвардейцев в распоряжении Совета было около двух десятков боевых винтовок, что было явно недостаточно. Столярно-модельный цех Нижнесалдинского завода изготовил около 200 деревянных винтовок и штук десять станков для наводки в цель. Велись поиски настоящего оружия. Отбирали у бывших солдат, вернувшихся с фронта в порядке "добровольной" сдачи, расставляли заградительные отряды на железной дороге и обыскивали проезжающих.

Окружной военный комиссар С. А. Анучин помог салдинцам с вооружением. А. Ф. Углов привез из Екатеринбурга один пулемет системы "Кольт", 5 наганов, 150 винтовок, несколько ящиков патронов, 300 метров шинельного сукна. Вспоминая о том времени, Александр Федотович Углов писал: "Мы также не терялись в тех случаях, когда приходилось для нужд Красной Гвардии заглядывать в склады и лавки местных торговцев, отбирать у них полушубки, бушлаты, сукно, головные уборы, холст, белье, нитки и т. д. Наложили контрибуцию на местных торговцев сначала 80—90 тысяч рублей, а потом по рекомендации торговки Верещагиной увеличили эту сумму вдвое, и все обошлось болре-менее гладко. Торговцы, эсеры и меньшевики пытались распространять всякие слухи, что это, мол, только начало, что скоро большевики начнут обирать рабочих. Им удалось организовать митинг, но здесь мы вынуждены были припугнуть их. Дело обошлось без особых приключений, но охота для сбора самостийных митингов была отбита".

Расстановку политических сил в заводском поселке отразили первые в истории страны всенародные выборы в Учредительное собрание, проходившие с 26 по 28 ноября 1917 года. По Нижней Салде результаты были следующие:

В голосовании приняло участие 75% избирателей;

- за второй список (эсеров) подано 1148 голосов;

- за пятый список (кадеты) — 243;

- за шестой список (большевики) — 2051;

- за седьмой список (меньшевики) — 118023.

Если учесть, что партии эсеров и меньшевиков к этому времени выступали в блоке, то можно представить, что их влияние все еще было сильно. В то же время эти цифры показывают, насколько выросло влияние большевиков в Салде с мая по октябрь 1917 года. В целом по стране партия эсеров на выборах в Учредительное собрание набрала 40%, что не понравилось советскому правительству, и поэтому оно вскоре и было разогнано.

Для решения хозяйственных вопросов и для того, чтобы лично убедиться в существующем положении, рабочие Нижнетагильского округа решили послать делегацию в Петроград, в Главное управление Акционерного общества Нижнетагильских и Луньевских заводов. В составе этой делегации были А. В. Бархатов, Г.А. Копылов, В. И. Исаков, П. Р. Тишечкин и нижнесалдинец В. Д. Зуев. Делегаты, не решив вопросы о заказах и финансировании в Главном управлении, побывали в Совнаркоме и встретились с В. И. Лениным. В результате этой встречи заводы Нижнетагильского округа были национализированы одними из первых.

27 января 1918 года был издан Декрет о национализации Нижнетагильского и Луньевского горных округов: "Ввиду того, что администрация округов перестала субсидировать округа и отказывалась подчиняться декрету о рабочем контроле, СНК постановил: конфисковать все имущество названных округов и объявить его собственностью Российской республики. Весь служебный и технический персонал обязан оставаться на местах и исполнять свои обязанности. За самовольное оставление занимаемой должности или саботаж виновные будут преданы революционному суду".

Для управления Нижнесалдинским заводом был создан Деловой совет, в состав которого вошли В. С. Рыбаков (председатель), В. Д. Зуев, А. Л. Коновалов, Г. В. Суетин.

10 января 1918 года в Таврическом дворце открылся Третий Всероссийский съезд Советов, на котором делегатом от Нижней Салды был Кузьма Николаевич Данилов. Съезд принял "Декларацию прав трудящегося и эксплуатируемого народа", Россия была провозглашена Российской Советской Федеративной Социалистической Республикой. Высшим органом власти признавался Всероссийский съезд Советов. На местах началось строительство нового государственного аппарата — волостного Совета. Председателем волостного Совета автоматически стал Иван Иванович Волков.

Весной 1918г, в самое голодное время, жители заводского поселка решили организовать в обход ревкома сбор денег на покупку хлеба. Агентом по закупке хлеба выбрали сына купца Треухова. Об этом узнал А. Ф. Углов — комиссар продовольствия. В дальнейшем он так описал эти события: "Зная, что в Шадринске хлеба не достать, да и вагонов никто не даст, я решил арестовать Треухова, деньги отобрать и возвратить рабочим. Но прежде решил посоветоваться. Выслушав меня, он (Волков) сказал, что это будет неплохо, но он бы поступил иначе: сделаем вид, что об истории с хлебом ничего не знаем. Пусть Треухов забирает деньги и уезжает. Наша задача посодействовать, чтобы Треухов подольше не возвращался. Рабочие начнут будоражить — мы этим воспользуемся и их злобу постараемся направить в сторону тех, кто подбил их на эту аферу. Здесь мы ничего не теряем, а эсерам и меньшевикам в случае будет большая пощечина, и в особенности если вообще обманут и не вернут деньги рабочим. Так оно и вышло. Треухов не вернулся. Когда рабочие обратились в ревком, Волков все тщательно расспросил, а потом и говорит: "Ничем помочь не можем. Деньги ревком не собирал, обратитесь к тому, кто вас агитировал". На этом деле с хлебом мы политически отыгрались на демагогах и болтунах эсерах".

В этих политических играх, как всегда, оказался в проигрыше простой народ. Добиваясь цели любыми средствами, политические лидеры начинают забывать, ради чего они ведут эту борьбу.

Конечно, обстановка в тот период была очень серьезная, и с позиции того времени многое прощалось в той борьбе ради главной конечной цели. К сожалению, таких нечестных методов борьбы у большевиков становилось все больше и больше, что и привело в конечном итоге к дискредитации этой партии. Но в тот период у многих рабочих отношение к партии было восторженное. "Жизнь в те времена была какая-то захватывающая, интересная. Народ в партийной организации был незазнайчивый, никто не старался быть большим — все были большие, все малые. Была крепкая спаянность. Не представляю, когда мы отдыхали. День и ночь на ногах, 24 часа в сутки нам не хватало. Днем работали на производстве, ночью вставали под ружье. Не ныли, не жаловались на усталость и на недоедание. По первому зову схватывались и бежали туда, куда посылала партия", — вспоминал А. Ф. Углов.

В апреле — мае 1918 года в заводском поселке совершенно не было денег. Потом деньги были получены, но в очень крупных купюрах — по тысяче рублей и более. Исполком решил выпустить в обращение разменные деньги достоинством 1, 3 и 5 рублей с хождением только в Нижнесалдинской волости. Исполком гарантировал их обмен. Деньги были напечатаны типографским способом на оберточной бумаге за подписью комиссара финансов М. Н. Туранова. "Турановскими деньгами" выдавали зарплату рабочим, торговцы и крестьяне обязаны были продавать на них продовольствие. Эта мера позволила организовать товарообмен и как-то наладить экономическую жизнь в волости.

Источник:

Книга "Нижняя Салда"  Автор-составитель И.Н.Танкиевская

© Издательство Уральского университета, 2000г.

 

Подписка на новости сайта

Введите Ваш email:

Система Orphus

Яндекс.Метрика

 

Салдинский сайт.