Роман О чем молчит каменный пояс

Шаблоны Joomla 3 тут

Мария Якимовна Алексеева. Неизвестные факты семьи Колногорова Якима Семеновича.

Алексеева Мария Якимовна дочь Колногорова Якима Семеновича, жена Аексеева Николая Ивановича, управителя Верхнесалдинского завода и первая жена (гражданская) Д.Н. Мамина-Сибиряка. Родилась 9 апреля (27 марта) 1847 года (по другим данным 1846 г.). Последние годы жизни малоизвестны. Умерла в 1921 году. Ниже статья из газеты "Литературный квартал".

По X Ревизской сказке 1858 года крепостных Нижнетагильского завода господ Демидовых Якиму Семеновичу Колногорову 45 лет. Семья его: жена Авдотья - 35 лет, дочь Марья - 11,5 лет. Запись до крайности коротка, и многое в ней неясно: фамилия встречается в этой ревизской сказке только однажды. Больше нет родственников? Каково полное имя жены? Из какой семьи она, и кто ее родные? Почему так точно назван возраст дочери? Возникшие вопросы были только началом загадок, связанных, прежде всего, с именем Марии Якимовны.

Алексеева Мария ЯковлевнаМария Якимовна Алексеева, урожденная Колногорова. Ее судьба неразрывно связана с именем Дмитрия Наркисовича Мамина-Сибиряка, и в каждой работе о творчестве знаменитого певца Урала она упоминается. Но сведения о ее жизни разбросаны по крупицам, и собрать их воедино не так-то легко. Писали о ней мало.

Начнем с родителей. Яким Семенович Колногоров родился в старообрядческой семье (возможно, поэтому метрическую запись отыскать не удалось) приблизительно в 1812 году, обучался "при доме" подобно другим детям из кержацких семей под руководством раскольничьих "наставников", учился грамоте, счету и молитвам. (Так обыкновенно характеризуют уровень образования в раскольничьей среде). Прадед и дед его были медеплавильными мастерами Выйского завода и строго придерживались старой веры. В контору заводоуправления он был определен как "рассылка" с 12 лет, и карьера его была необычна.

Колногоров Яким Семенович1858 год, год составления упомянутой Ревизской сказки, для самого Якима Семеновича и для его семьи был знаменателен. Если на 1 января 1858 года семья попадает в Ревизскую сказку среди крепостных служителей заводовладельцев Демидовых, то с 25 марта того же года "за отлично-усердную и полезную службу" Яким Семенович награжден "господами Владельцами отпускной". Таким образом, в ответственную служебную поездку в Санкт- Петербург (участие в разработке условий контракта на поставку 750 тысяч пудов рельсов и 50 тысяч пудов рельсовых принадлежностей) управитель Нижнесалдинского завода Колногоров отправлялся вольноотпущенным. Тогда же он приписался в Царскосельскому купечеству. В ГАСО нашелся документ (Метрическая книга Нижнетагильской Свято-Троицкой единоверческой церкви), благодаря которому Авдотья (Евдокия), вторая жена Якима Семеновича и мать его дочери Марии, "обрела" свою девичью фамилию.

14 сентября 1843 года умирает от горячки первая жена Якима Семеновича Авдотья Михайловна, а 16 января 1844 года "крепостной служитель единоверец православного вероисповедания Яким Семенович Колногоров, 31 года, вторым браком венчается с девицей Евдокией Ивановой (Ивановной), дочерью верхотурского купца, проживающего в Нижнетагильском заводе, Ивана Стефанова Макарова, единоверкой православного вероисповедания, 21 года". В том, что несколько "сдвинут" реальный возраст жениха и невесты, ничего удивительного нет, - при записи в Метрическую книгу достаточно было устного заявления. А вот то, что новая жена была внучкой Стефана Федоровича Макарова (из семьи приказчиков), - интересно.

Вторая женитьба Колногорова по времени близка к командированию его в Выксунские заводы, куда на несколько лет он поехал, вернее всего, с молодой женой. Возможно, этим можно объяснить, почему в метрических книгах Нижнетагильской и Нижнесалдинской единоверческих церквей нет записи о рождении их дочери Марии: не в Выксунских ли заводах Нижегородской губернии она родилась? Дату рождения Марии Якимовны удалось уточнить по письму Дмитрия Наркисовича Мамина-Сибиряка из Москвы. В 1886 году 30 марта он писал матери, Анне Семеновне, что 27 марта был день рождения Марии Якимовны. Так из различных источников, прямых, а иногда и косвенных, удается восстановить недостающие факты биографии людей, из которых каждый уникален и интересен.

Умолчим там, где подлинные факты биографии Марии Яковлевны общеизвестны, и остановимся на ранее скрытом от исследователей.

Известно, что решение Колногорова отдать свою единственную дочь Марию на воспитание в приехавшую из Петербурга семью инженера, расценено было как нарушение традиций. Что стало главным в этом решении? Его поездки в Санкт-Петербург, его общение в самых высших кругах заводской аристократии, очевидно, привели к пониманию, что ни он, ни его жена, ревностная "кержачка", не смогут дать того, чего он желал бы своей дочери, получившей вольную. В чью же семью отдали девочку?

Еще несколько лет тому назад четкого ответа на этот вопрос не было. По многим косвенным доказательствам, по сопоставлению дат и документов, с учетом внимательного чтения некоторых ранних произведений Мамина-Сибиряка, сегодня можно уверенно сказать - это была семья отставного генерал-майора, известного горного деятеля, с 1859 по 1862 год Управляющего Нижнетагильским округом Владимира Карловича Рашета.

Несколько лет прожила девочка в другом мире: в принявшей ее семье. На каких правах: компаньонки, подруги дочери Рашета Анны Владимировны, ровесницы Марии? Как формировался характер Марии Якимовны? Какими были воспоминания Марии об этих нескольких годах жизии, где все было иное: прислуга, роскошь, открытый дом, общество. Жена Рашета Екатерина Петровна - урожденная княжна Максутова, настоящая madame generale. Князь Петр Иванович Максутов не один раз приезжал в Нижний Тагил из Перми. К девочкам приставили прислугу, хороших учителей из столицы, учителя музыки - прекрасного музыканта из Петербурга, который обожал Бетховена, знал Шуберта, учил и игре на фортепиано, и пению - ставил голос.

Девушка из старообрядческой семьи получила светское воспитание и прекрасное по тому времени домашнее образование. По отзывам современников, она знала иностранные языки, прекрасно разбиралась в литературе, хорошо музицировала.

Но вот Рашеты уехали в Петербург. Дочь В. К. Рашета, Анна Владимировна, вышла замуж за главного лесничего Уральских горных заводов действительного статского советника Николая Глебовича Мальгина, а дочь Колногорова вернулась в родительский дом.

Дом Колногоровых в Тагиле на Большерудянской улице, двухэтажный каменный особняк, сохранился до наших дней (ныне улица Кирова, 37). Жили Яким Семенович с Евдокией Ивановной уединенно, замкнуто, он вне службы почти ни с кем не общался. В народе его не любили, а среди служащих заводоуправления и немногочисленной интеллигенции, составлявших местное "высшее общество", он всегда чувствовал себя "чужаком". Мало располагали людей к Якиму Семеновичу и его независимый крутой нрав, а порой нежелание считаться с условностями и традициями окружающей среды. Дочь его среди женщин своего круга выделялась не только знаниями и талантами, но и необычными для высшего заводского общества передовыми взглядами и волевым, независимым характером, унаследованным от отца.

Она рано вышла замуж за инженера Николая Ивановича Алексеева, окончившего Московский университет и приехавшего в Тагил служить. Возможно, Мария видела в замужестве выход в жизнь, наполненную духовными интересами. Но брак оказался несчастливым. В 1878 году разразился скандал. Поводом послужил уход от мужа Марии Якимовны. Этому предшествовало знакомство Алексеевой с сыном священника Нижнесалдинского завода Наркиса Матвеевича Мамина, приехавшим из Санкт-Петербурга летом 1877 года. Смелый поступок женщины вызвал целую бурю страстей в заводском "бомонде" и был всеми единодушно осужден. Став гражданской женой будущего писателя, Алексеева уезжает с ним и с тремя детьми в Екатеринбург. Тяжело переживали Яким Семенович и Евдокия Ивановна и вынужденную разлуку с внуками. Можно представить, какой удар самолюбию и гордости Колногорова был нанесен всеми этими событиями.

Но, как показывают документы, хранящиеся ныне в ГАСО, Мария Якимовна продолжала принимать участие в жизни тагильского общества, причем как благотворительница. Вот перед нами целая история опеки тагильского заводоуправления над осиротевшими детьми бывшего смотрителя заводских училищ Л. Ибрагимова. В 1880 году П. П. Демидов дал согласие принять младшего мальчика в число своих воспитанников и оплачивать его учебу в гимназии. Управляющий заводами И. Вольстет пишет в Екатеринбург поверенному Оленеву об этом. И там же читаем: "С целью подготовки к экзамену для поступления в Екатеринбургскую гимназию мальчик Ибрагимов был отправлен в Екатеринбург, где Мария Якимовна Алексеева изъявила согласие подготовить его..." В конце документа почерком Колногорова сделана приписка: "А также уплатить из заведываемой Вами кассы Марие Якимовне за уроки сколько будет следовать. Адрес Марии Якимовны Колобовская улица д. Медведева". Ответ Оленева еще более красноречив: "М. Я. Алексеева сообщила мне, что означенного мальчика она уже поместила в приготовительное учебное заведение г. Павлова. За неимением белья и постельных принадлежностей г. Алексеева вынуждена была дать для мальчика Ибрагимова на время свое постельное детское белье и сшить на 5 руб. 49 коп. несколько нового нижнего белья и блуз, так равно она должна была заплатить г-ну Павлову за месяц вперед 25 руб., да купить еще книгу на 1 руб. "

В 1881 году Андрей Ибрагимов был зачислен во 2-й класс гимназии.

Эмилия Калистрова

Газета Объединенного музея писателей Урала "Литературный квартал" №7 2007 год.

 

Добавить комментарий

Комментарии публикуются после проверки модератором сайта!
Реклама и прочий флуд не по теме не публикуется.


Защитный код
Обновить

Подписка на новости сайта

Введите Ваш email:

Система Orphus

Яндекс.Метрика

 

Салдинский сайт.