Все для Joomla. Беспланые шаблоны и расширения.

Сельское хозяйство и коллективизация.

В состоянии кризиса после Гражданской войны находилось и сельское хозяйство. Сократились посевные площади, упал валовой сбор зерна, на треть уменьшилось поголовье скота. У крестьян изымались последние запасы сельскохозяйственных продуктов. Недовольство крестьян все нарастало. Большевики вынуждены были отказаться от военно-коммунистических методов и ввести коррективы в экономическую политику. В марте 1921 года было принято решение о переходе от продразверстки к натуральному налогу. Крестьяне обязаны были сдавать государству только определенную долю продукции, а остаток ее разрешалось менять на промышленные товары в обменных пунктах. Но крестьяне предпочитали нести эту оставшуюся продукцию на рынок, а уже на вырученные деньги покупать товары.

Неурожай 1921 года коснулся и уральских областей. Оказавшись на грани голодной смерти, крестьяне отказывались от уплаты налога, а хлеб прятали. Посевные площади все сокращались, и в 1922 году было засеяно лишь 1/3 от дореволюционного. У неплательщиков конфисковали имущество, владельцев лишали земельных наделов, подвергали аресту.

Поэтому осенью 1921 года государство вынуждено было пойти на отмену государственного товарообмена и разрешило свободу торговли. Это и предопределило переход к новой экономической политике (НЭПу).

Чтобы как-то сохранить семенные фонды, семена собирали и ссыпали в общий амбар, который усиленно охраняли. В каждой деревне был создан "Революционный посевной комитет". Эти мероприятия позволили вырастить и собрать сравнительно неплохой урожай 1922 года, но большую часть урожая пришлось отдать государству.

Вот какие налоги и сборы обязан был уплатить крестьянин в 1922 году.
1. Подворный налог.
2. Единовременный общегражданский налог на восстановление сельского хозяйства и на борьбу с голодом в размере 10 рублей.
3. Трудгужналог (4 трудовых дня), мог быть заменен в денежном выражении.
4. Обязательное социальное страхование.
5. Единый сельскохозяйственный налог.
6. Золотой заем (принудительно на зарплату выше 15 червонцев - 3%, до 90 рублей - 20 %).
7. Хлебный заем.

Несмотря на эти налоги, раскрепостившиеся в период НЭПа товарно-денежные отношения создали определенную материальную основу для преодоления кризиса в сельском хозяйстве. Уже к 1923 году посевные площади возросли, начало расти поголовье скота.

К сожалению, в 1924 году многие крестьянские хозяйства лишились подсобного заработка по заготовке древесного угля. Изначально жители таких деревень, как Акинфиево, Никитине, Северная, Нелоба и другие работали на подзаводских работах, поэтому и крестьянские хозяйства были небольшими. Теперь же они полностью перешли на крестьянские работы, сохранив в небольшом количестве подсобные занятия: рыболовство, заготовку орехов, охоту, а в некоторых деревнях — старательство.

С 1922 по 1928 год посевные площади сельскохозяйственных культур на Урале возросли с 1477,4 до 5292,9 тысячи гектаров, то есть в 3,5 раза, валовой сбор зерновых вырос с 728 до 4217 тысяч тонн, то есть в 5,7 раза, поголовье всех видов скота увеличилось с 4484,2 до 12 097,6 тысячи голов, то есть в 2,7 раза.

Серьезной трудностью для крестьян были так называемые "ножницы", при которых цены на промышленные товары были высокими, а цены на сельскохозяйственные продукты — низкими, в результате крестьяне не могли купить многие товары, деревня нищала. Только после того, как были снижены цены на предметы широкого потребления, упорядочена денежная реформа, начался подъем сельского хозяйства.

Урожайность оставалось низкой. Крестьяне сеяли вручную, жали серпом и молотили цепами. Так как в сельской местности проживало около 80% населения Урала, то село вынесло на рынок часть продукции и тем самым оживило торговлю, но товарная часть сельскохозяйственной продукции была значительно ниже довоенной.

К 1925 году можно считать, что сельское хозяйство восстановилось на довоенном уровне.

Экономический подъем сельского хозяйства проходил на базе единоличного крестьянского хозяйства. В 1928 году в Салдинском районе насчитывалось 7780 крестьянских хозяйств, которые имели следующее количество сельскохозяйственного инвентаря:
- сохи — 2373,
- плуги — 2146,
- бороны железные — 407,
- бороны деревянные — 4418,
- сеялки — 340,
- жнейки — 183,
- сенокосилки — 70,
- конные грабли — 65,
- молотилки конные — 308,
- веялки — 336,
- сортировки — 9.

С восстановлением экономики и оживлением рыночных отношений в деревне начался процесс социального расслоения.

Начиная с середины 20-х годов крестьянство стало вовлекаться в систему коллективных отношений через кооперацию.

В 1927 году в селе Акинфиево было создано товарищество по совместной обработке земли, и в этом же году, первым в районе, оно смогло купить трактор "Фордзон" и сложную молотилку. К концу 20-х годов в Уральской области сельхозкооперацией было охвачено около 60% крестьянских хозяйств.

В Салдинском районе имелось 14 различных кооперативов и товариществ по совместной обработке земли. К 1929 году в них насчитывалось 2397 хозяйств (в том числе 749 в ТОЗах).

Кооперативные объединения и колхозы находились в преиму-щественном положении по сравнению с единоличным хозяйством при распределении кредитов от государства на приобретение трак-торов и других сельскохозяйственных машин; им предоставлялись льготы по сельскохозяйственному налогу и т. д. В 1927 году на Урале 23% маломощных крестьянских хозяйств платили всего 3% всей суммы налогов, тогда как 8% зажиточной части деревни — 30%. По классовому принципу беднота освобождалась от уплаты налогов.

XV съезд ВКП(б) взял курс на коллективизацию сельского хозяйства и борьбу с "кулачеством". Эта борьба с "кулачеством" до начала коллективизации продемонстрировала середняку, что индивидуальный путь к достатку для него закрыт, что в социалистическом обществе крупное хозяйство могло быть только соци-алистическим.

Трудности с хлебозаготовками были вызваны тем, что крестьяне отказывались продавать хлеб государству по низким закупочным ценам. Советская власть усилила налоговый пресс в отношении зажиточных крестьян, в результате чего посевные площади сократились, и в 1927 году хлеба закуплено было очень мало. К январю 1928 года обострилась проблема снабжения. Поэтому была введена принудительная система заготовок хлеба, которая означала фактический отход от нэпа. Каждый двор получал твердое задание сдать определенную норму хлеба по твердым ценам, почти в два раза ниже рыночных. Тех, кто хлеб не сдаст, судили с конфискацией имущества. Благодаря этим репрессивным мерам план хлебозаготовок был выполнен, но на следующий год крестьяне опять снизили посевные площади. Кризис с хлебозаготовками во многом был создан искусственно, чтобы нагляднее обосновать проведение коллективизации.

Салдинский рабочий в большинстве своем был тесно связан с землей. Он имел в своем хозяйстве корову, мелкий скот, лошадь, земельный надел, покос. Именно земля в трудный период консервации завода сохранила для него кадровый потенциал рабочих. Обработка земли, заготовка сена требовали времени, и в летний горячий период большинство рабочих, следуя давней традиции, оставляли завод на некоторое время.

В 1927 году Уральское статистическое управление обследовало 17 старых заводов Урала, в том числе и Нижнесалдинский. По этим статистическим данным рабочий Нижней Салды имел пахотной земли намного больше, чем среднестатистический рабочий по обследуемым территориям. Партийное руководство области и района увидело в этом только отрицательную сторону — помеху для темпов индустриализации. Конечно, работа на производстве и в личном хозяйстве выматывала силы рабочих, но в условиях продовольственных трудностей того времени личное хозяйство помогало рабочим поддерживать достаток в семье.

В 1927 году, когда всех владельцев хозяйств обложили "твердым заданием", многие, зная, что им не осилить эти задания, подались на стройки индустриализации.

Партийное руководство заводского поселка и завода, исходя из идеологических установок и темпов индустриализации, пришло к выводу, что "земельные наделы рабочих тормозят развитие культурного уровня и способствуют укоренению психологии собственника". Сверху решили "освободить" рабочего от этого "бремени". Ни один из колхозов в районе не был создан добровольно, не исключение и рабочий колхоз, который также создавался "добровольно-принудительно".

"Попытка коллективизации индивидуальных хозяйств рабочих в конце 1928 года встретила сопротивление рабочего класса. Из 3071 хозяйства рабочих Нижней Салды на 1 декабря было коллективизировано только 28". Большинство рабочих не хотело вступать в колхоз. "Климов Анатолий продает лишний инвентарь и говорит, что мол в колхоз вступят такие, у кого ничего нет, а я мол внеси все и отдай им нажитое своим хребтом", "Трубин Н.П. колет свою корову, Гриша Исунин давай колоть телку".

Определенная политика и агитация проводились через средства массовой информации: "Мелкая промышленность рабочих таит в себе корни разложения трудовой дисциплины, рвачества и привычки смотреть на завод как на дойную корову. Она тормозит культурное развитие рабочего, отрывает его от общественной жизни и таким образом объективно затрудняет и парализует соцстроительство на данном этапе".

В Нижней Салде в 1929 году был создан первый в области рабочий колхоз. В этот колхоз-гигант вошли 2224 двора, объединив 1612 гектаров земли.

Отношения между заводом и колхозом складывались следующим образом: заводская администрация давала колхозу сведения, у кого из рабочих выходные дни, на основании этого выдавались наряды на работу. Кроме этого, колхоз давал заявку заводу на людей, без которых он не мог обойтись. Предприятие их освобождало, сообразуясь со своей потребностью. Колхозники использовали на работу в колхозе и свои заводские отпуска.

Завод оказывал помощь колхозу в ремонте машин, техническими силами и частично материалами. Выработались и особые формы руководства: в заводском партколлективе был создан колхозный сектор, который отвечал за организацию труда и учет выполненных заданий; на хозяйственных участках в колхозе был создан институт парторгов, доведенный и до производственных групп. Большую роль в организации и практической работе в колхозе сыграли комсомольцы и пионеры. Они разъясняли устав и проводили беседы о вступлении в колхоз, вывозили на поля навоз, золу. Десятки комсомольских постов давали информацию о ходе сева.

Несмотря на большую помощь завода, колхоз просуществовал недолго. Причин тому было несколько, одна из которых в том, что трудно было заводу сорганизоваться с таким крупным "заводским цехом", каким на самом деле являлся рабочий колхоз. После того, как колхоз выполнил свою функцию (собрал воедино земли рабочих), ему "разрешили" развалиться.

В декабре 1929 года пленум Уралобкома принял решение в 1930 году охватить коллективизацией 80% крестьянских хозяйств. И, проводя решения пленума в жизнь, в 1929 году в районе был организован один колхоз, а в 1930 году — 12 колхозов: "имени Калинина" — село Акинфиево, "Красный пахарь" — село Медведево, "имени Крупской" — деревня Моршинино, "имени Буденного" — деревня Малыгино, "имени Свердлова" — деревня Балакино, "Труд" — деревня Киприно, "Культура" — деревня Нелоба, "Новый быт" — деревня Никитине, "имени 1 Мая" — деревня Северная, "Просвет" — деревня Кокшарово, "Пролетарий" — село Гаево.

В рабочей сводке отдела ОГПУ от 3 марта 1930 года сообщалось, что "в Северском сельсовете рабочая бригада во главе с нарсудьей Степановым, обходя дома крестьян, говорила: "Вот тебе две дороги, которые ведут — одна в колхоз, другая к кулакам". А так как в это время проводилась операция по линии ОГПУ по изъятию активного кулацкого антисоветского элемента, то, вполне понятно, у населения создавалось такое мнение, что лучше идти в колхоз, чем быть арестованным ОГПУ. Так, бедняк деревни Северной Ф. Г. Карпенко написал заявление, где указывает, что его заставили вступить силой в коллектив, стращая, что если он не запишется, стало быть, он с кулаками. Таких заявлений имеется около 30 штук. Эти извращения, естественно, сказались на ходе коллективизации. За 2 дня вербовки в колхоз записалось до 85% всех хозяйств, но через некоторое время началась массовая подача заявлений о выходе из колхоза, и к 28 февраля осталось лишь около 30%". К сказанному работниками ОГПУ добавлять ничего не надо.

О состоянии колхозных хозяйств района можно судить на примере колхоза имени Крупской в деревне Моршинино, где в коллективном пользовании имелось:
- всей земли — 112,
- пашни полевой —37,
- луговых угодий — 75 гектаров.

В состав колхоза входило 20 крестьянских хозяйств - из них:
- 7 батрацких,
- 6 бедняцких,
- 6 середняцких,
- 1 зажиточное хозяйство.
Трудоспособных — 60 человек.

Обобществленный инвентарь:
- молотилок конных — 2,
- сеялок рядовых — 2,
- сенокосилок конных — 1,
- жатки-самосброски — 5,
- сортировки — 1.

Обобществленные животные:
- жеребят до 1 года — 1,
- рабочих лошадей — 9,
- коров — 11,
- нетели старше 2 лет — 5,
- телята до года — 1,
- бараны — 1,
- овцы — 8,
- ягнята — 1,
- куры — 17,
- гуси — 3.

Колхозы создавались на нищенской производственной базе. При вступлении в колхоз крестьянин должен был отдать в общее пользование свою драгоценную лошадь, ради которой он привык жертвовать всем, а в общем хозяйстве не были построены ни скотные дворы, ни хлева.

После "чистки классовых элементов" в 1933 году в колхоз вступило еще 39 семей. Только в 1935 году колхоз имени Крупской получил первый трактор, и в этом году было выдано на 1 трудодень: зерна — 1,9 килограмма, овощей — 0,23, сена — 1, соломы — 2 килограмма. Если учесть, что в среднем колхозник вырабатывал 150—200 трудодней, а то и меньше, можно представить доходы колхозников.

Большую часть произведенной продукции колхозы сдавали государству по ценам, которые не окупали затрат на ее производство.

Оплата по трудодням была мизерная. Применялась уравнительная система распределения продуктов независимо от качества и количества труда. Учета труда не велось.

Отсутствовала заинтересованность в работе. Слабая техническая оснащенность, низкий уровень агротехники приводили к низким показателям. Вот примеры отношения к работе в рабочем колхозе имени Кабакова:

"На 5-м производственном участке работало 25 человек на вязке снопов. После жнейки проработали 166 часов, связали и поставили 330 суслонов (т.е. по 2 суслона в час), 4 сеялки в два дня засеяли 8 гектаров (нагрузка по 4 гектара на сеялку в день, то есть должны были засеять 32 гектара"; "Зав. участком, вместо того чтобы приковать внимание к немедленной уборке ячменя в колхозе, отправился со своей семьей, захватив нескольких колхозниц, убирать свою рожь"; "Жнейки прошли вокруг поля по хлебу, примяв его. Была допущена грубейшая ошибка — жали вылегший ячмень по его направлению вылегания, то есть срезали вершинник. На 4-м участке приступили к уборке овса, а он еще зеленый. На 5-м производственном участке заведующий производством отдал из первой бригады сенокосилку брату для личного пользования. Бригада, оставшись без сенокосилки, вернулась домой. Мамонтов Григорий, имеющий зажиточное хозяйство и четырех лошадей, посланный 21 августа за семенной рожью, поставил лошадь на скотный двор, а сам ушел пировать, благодаря чему бригада сеяльщиков при четырех сеялках осталась без работы и не засеяла участок".

В нелобском колхозе "Культура" за 2 года существования колхоза поголовье свиней с 40 штук сократилось до 5 голов. В колхозе "Просвет" Моршининского сельского совета из 43 лошадей за зиму 1933—1934 годов погибло 34 лошади из-за отсутствия кормов.

На базе развалившегося рабочего колхоза в 1934 году в районе были созданы кооперативные сельские хозяйства: коопхозы Нижнесалдинского и Верхнесалдинского ЗРК, Нижнесалдинское и Верхнесалдинское отделения треста "Нарпит", сельхозкомбинат завода "Стальмост", Нижнесалдинский лесоорс, ОРС "Транстроя", ОРС "Торфостроя". Все они специализировались на выращивании овса, картофеля и овощей. Таким образом, салдинские рабочие, всегда имевшие небольшие наделы земли, их лишились. Теперь только небольшой огород при доме остался в частном владении, и тем самым работа на заводе стала основным источником существования. Кроме того, сплошной коллективизацией было серьезно подорвано животноводство района.

По отношению к 1916 году количество лошадей сократилось на 54%, крупного рогатого скота — до 40 %, овец — до 34%".

В 1928 году в районе насчитывалось:
- лошадей — 7106,
- коров — 11246,
- свиней — 2597,
- овец — 12919,
- коз — 5.

В 1934 году в районе было:
- лошадей — 2828,
- коров — 6284,
- свиней — 900,
- овец — 2042,
- коз — 138.

Лишившись земельных наделов, рабочие не могли выращивать овес, а значит, количество лошадей с каждым годом стало сокращаться.

Одной из самых трагических страниц коллективизации стало "раскулачивание". Тезис И. В. Сталина об обострении классовой борьбы по мере роста успехов социализма стал теоретической базой для проведения массовых репрессий по отношению к крестьянству.

В перечне признаков кулацких хозяйств, опубликованном в средствах массовой информации, создавалась широкая возможность подвести под раскулачивание не только зажиточного, но и середняка.

Раскулачивание проводилось в 24 часа. Обобществлялась земля, движимое и недвижимое имущество. Семьи этапами выселялись в другие районы. Продажа конфискованного имущества порой производилась за бесценок. В Уральской области было раскулачено около 30 тысяч хозяйств, или 2,3% всех крестьянских хозяйств.

В результате методов раскулачивания снизилось количество крупных хозяйств, производивших товарное зерно, что вновь привело к кризису продовольствия.

К 1934 году численность жителей деревень по району уменьшилась почти наполовину в сравнении с 1914 годом (в 1934 году — 5433 человека, в 1914 — около 10 тысяч). Большая часть потерь приходится на начало 30-х годов — время раскулачивания и бегства из деревень на стройки индустриализации.

Более всего пострадала в этом отношении деревня Северная. В 1908 году в ней проживало 1380 человек, а накануне революции — почти полторы тысячи. Деревня считалась зажиточным селением, находилась на трактовой дороге, и в период коллективизации именно в ней развернулись драматические события. В 1927 году были убиты председатель сельсовета П. Ф. Приход и П. Ф. Карпенко, в следующем году тяжело ранен милиционер, в 1929 году избит секретарь сельсовета В. Т. Санников, а в 1930 тяжело ранен председатель сельсовета Карпов и убит начальник верхнесалдинской милиции Малков. В марте 1930 года было принято решение выселить из деревни кулаков П. Сурова, Т. Гончаренко, А. Карпенко. За них заступились жители села, проявив неповиновение властям. "Мятежники" арестовали семерых милиционеров и четырех салдинских комсомольцев, присланных проводить выселение. Тогда райисполком направил отряд в количестве 33 человек под командованием В. Г. Рыбакова, и мятеж, конечно, был подавлен.

Наверное, не было ни одной деревни, где колхоз не стал бы причиной конфликта.

В начале 30-х годов в Нижней Салде голода как такового не было, хотя ощущались большие трудности с продовольствием, особенно среди приезжих. Секретарь райкома партии Д. М. Ханин по приезде в Салду отвел своего сына в детский сад. Каково же было удивление воспитательниц, когда сын такого высокопоставленного лица у всех на глазах выпил блюдце молока, поставленного для кошки. И можно даже предположить, что для некоторых руководителей переезд из крупных городов в маленькие населенные пункты в то время был во благо.

В связи с насильственной практикой создания колхозов резко сократилось поголовье скота в районе, но уже к 1936 году положение в животноводстве было выправлено.

В 1934 году район стал районом сплошной коллективизации и насчитывал 15 колхозов. В 1935 году была произведена телефонизация всех сельских районов и установлены 43 радиоточки в деревнях.

В 1936 году в Нижнесалдинском районе была организована МТС с 25 тракторами и 5 комбайнами. Колхозы рассчитывались с МТС натуроплатой. Руководство этой организации — директор и помполит — подчинялись распоряжениям, принимаемым партийными органами. Поэтому и деятельность колхозов на всех этапах сельскохозяйственных работ была регламентирована и централизована.

Этот диктат государства, низкий уровень технической базы и отсутствие материальной заинтересованности обрекали жителей деревень на нищенское существование.

Источник:

Книга "Нижняя Салда"  Автор-составитель И.Н.Танкиевская

© Издательство Уральского университета, 2000г.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Подписка на новости сайта

Введите Ваш email:

Система Orphus

Яндекс.Метрика
Салдинский сайт.