Роман О чем молчит каменный пояс

Все для Joomla. Беспланые шаблоны и расширения.

Репрессии.

В связи с повальной коллективизацией, забоем скота самообеспечение рабочих было подорвано. Рушились основы, на которых покоилось относительное благополучие. Стали искать виновных.

Кампания арестов скупщиков, заготовителей, торговцев началась в Нижней Салде в конце 1927 года с ареста семьи кустарей Головановых, обвиненных в том, что они сами у себя украли кожи, которые им нужны были для работы. Кто украл, вскоре выяснилось, но из работящей большой семьи деловитых кустарей Петра Андреевича Голованова никого в Салде не осталось. Федор Петрович Коновалов имел свою колбасную лавку, торговал мясом, и его как торговца раскулачили — дом и лавка были изъяты. К началу 30-х годов в Нижней Салде на 1/3 сократилась частная торговля.

Экономические трудности привели к нарастанию недовольства в народе и чтобы не допустить сопротивления, начался террор. А так как это был устрашающий акт, то он велся "вслепую" и массово.

Маховик репрессий в 1936 году докатился и до Нижней Салды.

Вначале аресты начались в руководящем административно-хозяйственном аппарате. Иван Федорович Мезит, директор Нижнесалдинского завода, был обвинен в том, что входил в группу Ягоды, и арестован в 1936 году. Заместитель директора завода Владимир Иванович Гулыга, высланный из центра в начале 30-х годов за принадлежность к Промпартии, также был арестован в 1936 году. Секретарь Мезита Александр Александрович Голованов был арестован как "друг врага народа".

Из числа членов партии Нижнесалдинской районной организации за тот же год было исключено (считай, арестовано) 19 врагов народа, 20 человек — за связь с врагами народа и утрату политической бдительности, 10 — за связь с классово чуждыми элементами.

В небольшом городке многие из членов партии общались между собой не только по роду службы, но и в силу добрососедских отношений. Поэтому, если кого-то объявляли врагом народа, начинала действовать цепная реакция и навешивались ярлыки: "враг народа", "друг врага народа", "пособник врага народа", "ставленник врага народа". Ближайшие родственники и даже дети, если их тоже не арестовывали, испытали на себе весь комплекс репрессивных и дискриминационных мер, на которые были способны изощренные умы партийных начальников, выдвинутых не по разуму.

На XV внеочередном пленуме обкома партии, после ареста И. Д. Кабакова, первого секретаря Уральского обкома партии, секретарь ЦК партии А. А. Андреев отметил, что в Свердловской области "не развернута еще настоящая борьба с троцкистскими и правыми элементами" и что новое руководство в самый короткий срок развернет борьбу по ликвидации вредительства не только на хозяйственном, культурном, но и на партийном фронте.

Это руководство к действию дало свои результаты в том же 1937 году, который стал особо "урожайным" и в Нижнесалдинском районе. В числе арестованных были: Давид Маркович Ханин — первый секретарь райкома партии; Самойлов — начальник РО НКВД; Самарин — секретарь комсомольской организации района; Шаврин — председатель райисполкома; Алексей Васильевич Луковцев — директор Нижнесалдинского завода; Константин Александрович Фронд — директор "Стальмоста"; Антон Антонович Гайкович — секретарь парткома Верхнесалдин- ского завода; Петр Тимофеевич Мануйлов — директор Верхнесалдинского завода; Яков Михайлович Цвирн — начальник Басьяновского торфорстроя; Петр Иосифович Галактионов — председатель поселкового Совета Нижней Салды; Борис Севастьянович Шишкин — зав. отделом культурной пропаганды РК ВКП(б).

К 1938 году пленум райкома партии не досчитался половины своего состава. За один только 1937 год сменилось пять редакторов газеты "Салдинский рабочий". Таким образом осуществлялся "особый" контроль за средствами массовой информации, через которые распространялась официальная "правда".

Пленум 1938 года областной партийной организации подтвердил, что "в Свердловской области почти полностью обновлен партийный аппарат новыми руководящими кадрами".

Партийно-хозяйственный аппарат легко было заподозрить во вредительстве, так как в этой атмосфере страха и чехарды руководства все предприятия района не выполнили план.

Салдинский металлургический завод выполнил план по валовой продукции на 77,9%, завод "Стальмост" — только на 48% и дал убытков около 9 миллионов рублей, Басьяновский "Торфострой" план 1937 года выполнил на 52%, Верхнесалдинский завод по всем видам продукции — в среднем на 79%.

А вот почему в списки врагов народа попали многие рабочие, сейчас трудно ответить. До абсурда невероятно и то, что в Нижней Салде в 1938 году была "раскрыта" эсеровско-повстанческая организация, которая ставила своей целью "свержение советской власти вооруженным путем".

Испугавшись размаха репрессий, Сталин и его окружение в конце 1938 года обвинили в разгуле репрессий Ежова и вернули часть арестованных домой. В это число попал Александр Яковлевич Суетин, за которого активно хлопотали лысьвенские коммунисты. Частые перестановки партийно-хозяйственного аппарата делали человека более уязвимым. На новом месте его практически никто не знал, а значит, и заступиться было некому. Не все и даже не большинство были предателями и трусами, очень многие коммунисты, несмотря на обстоятельства, подавали свой голос в защиту арестованных, но лишь за того человека, которого действительно знали. Многие салдинцы, выехавшие за пределы района, попали под каток репрессий, и мы о них мало что знаем. Вот имена некоторых из них.

Петр Федорович Горбунов — в 1930 году секретарь комитета комсомола Нижнесалдинского завода, затем секретарь Ленинского райкома ВЛКСМ г. Свердловска, секретарь Молотовского (Пермского) горкома ВЛКСМ. В 1938 году исключен из партии за "связь с врагами народа и проведение вражеских установок", арестован, судьба не известна.

Петр Андреевич Саксин — доброволец Красной Армии, после учебы в институте работал на Верх-Исетском заводе мастером, начальником цеха. В 1936 году за выдающиеся достижения в труде был награжден орденом Трудового Красного Знамени. В 1937 году арестован, дальнейшая судьба не известна.

Екатерина Павловна Безрукавникова (Лапенкова) — вступила в партию в 1919 году в Нижней Салде, была в составе райкома партии в 1920 году. Затем с мужем, комиссаром полка, переехала в Горький, оттуда в Москву. Училась во Всесоюзном коммунистическом университете имени Свердлова. Во время учебы подружилась с Катей Ворошиловой, знала круг кремлевских жен и тайну смерти Аллилуевой. После учебы вместе с мужем была направлена в Хабаровск. Работала инструктором крайкома ВКП(б), затем зав. культпросветом Хабаровского обкома ВКП(б). После ареста Блюхера дала своей дочери на всякий случай адрес родственников в Нижней Салде. В классе, где училась ее дочь и Сева Блюхер, из двадцати человек у 14 были арестованы родители. В июле 1938 года Екатерину Павловну арестовали по обвинению в контрреволюционной деятельности, и Военной коллегией Верховного суда СССР 8 сентября 1938 года она была приговорена к расстрелу. Приговор приведен в исполнение. Чтобы вырвать показания на сослуживцев, ее пытали. Следователь коваными сапогами содрал ей ногти на пальцах ног, и в камеру она пришла на пятках. Приговор в отношении Безрукавниковой был отменен решением Военной коллегии Верховного суда СССР от 30 декабря 1941 года за отсутствием состава преступления, но человека уже не вернешь.

Репрессии продолжались и после 1938 года, но теперь это были тайные репрессии, а потому проследить, кто пострадал в тот период, сложнее. В газетах того периода запрещалось публиковать сведения о том, кто и за что был арестован, а значит, и найти сведения о них будет крайне трудно.

Источник:

Книга "Нижняя Салда"  Автор-составитель И.Н.Танкиевская

© Издательство Уральского университета, 2000г.

 

Добавить комментарий

Комментарии публикуются после проверки модератором сайта!
Реклама и прочий флуд не по теме не публикуется.


Защитный код
Обновить

Подписка на новости сайта

Введите Ваш email:

Система Orphus

Яндекс.Метрика

 

Салдинский сайт.