Все для Joomla. Беспланые шаблоны и расширения.

Военная конфронтация. Гражданская война.

В феврале 1918 года Нижнесалдинский красногвардейский отряд "получил сигнал о том, что меньшевики и эсеры Нижнего Тагила готовят переворот с целью захвата власти в свои руки". Потребовался выезд Нижнесалдинского красногвардейского отряда под командованием А. Ф. Углова. "С появлением в Нижнем Тагиле "иноземных" гостей меньшевики и их подпевалы из Совета были выдворены, порядок был восстановлен". Так "младшие братья" — нижнесалдинцы помогали "старшим братьям" — тагильчанам.

Эту боевитость оценили тагильские большевики и пригласили П. Н. Овчинкина на должность военкома, который и вошел в состав волисполкома Нижнего Тагила.

В первых числах марта 1918 года на одном из пленумов Нижнесалдинского волисполкома был поставлен вопрос о положении в стране и задачах рабочих Салды. С докладом выступил И. И. Волков. Развернулись ожесточенные споры по многим вопросам. Волкову стало ясно, что по некоторым вопросам может пройти решение эсеро-меныпевистского блока, поэтому был объявлен перерыв. В перерыве большевики устроили совещание, на котором решили волостной Совет распустить и создать ревком, а Нижнюю Салду объявить на военном положении. На случай неподчинения эсеров и меньшевиков создать для охраны ревкома роту солдат под командованием И. А. Ефимова, политкомом назначить Г. И. Фролова.

Так избранный населением Салды волостной Совет перестал существовать. Его функции стал выполнять назначенный И. И. Волковым ревком в составе:

И. И. Волков — председатель;

Т. Я. Евсеев — военком;

М. Н. Туранов — комиссар финансов;

П. И. Фролов — комиссар земледелия;

Г. Е. Углов — комиссар снабжения;

А. Ф. Углов, — комиссар продовольствия;

А. А. Зобнин — комиссар торговли;

М. Д. Яндукин — комиссар юстиции;

А. Л. Кузнецов — комиссар здравоохранения.

Эсеры попробовали было создать свой вооруженный отряд, но им объявили, что ревком не остановится и перед применением военной силы. Тогда эсеры предприняли попытку захватить здание ревкома. Снарядив "пожарную команду", они на тройках с бубенцами и пожарными машинами двинулись по Тресвятской улице к зданию ревкома. В это время на каланче волостного правления ударил набат. Заметив странную процессию, начальник охраны А. И. Царегородцев мобилизовал весь караул — человек 30 и расположил его поперек проезжей части улицы, преградив путь "пожарникам" - провокация эсеров сорвалась.

Процесс формирования красногвардейских отрядов в Нижней Салде проходил активно. "Много записывалось молодежи 18—20 лет, но совсем молодых отправляли обратно".

Два первых красногвардейских отряда были сформированы и обучены к весне 1918 года. Один отряд в количестве 45 человек (И. Михайлов, В.В. Углов, С. Никитин, С.Ф. Хрульков, С.К. Мохов) был отправлен в апреле на борьбу против атамана Дутова. В составе 3-го Екатеринбургского полка отряд доехал до Челябинска и принял участие в первых боях с белочехами. В этих боях под станцией Аргаяш погибли И.И. Фролов, М.В. Столбов, А.П. Бородин, В.С. Долбилов, А.Г. Здобняков, М.А. Замураев, А.П. Замураев.

Второй отряд под командованием А.Г. Кожевникова был направлен в расположение политкома Нижнего Тагила П.Н. Овчинкина. Большинство этого отряда составляло комендантскую роту этого города, несли караул по охране банка.

Решение Совнаркома республики об обязательной продразверстке и объявление о том, что при невыполнении ее хлеб будет отбираться, привели к разрыву отношений между городом и деревней. Этот фактор еще более усилил трагичность положения летом 1918 года. Усилившееся падение объема промышленного производства, массовое изъятие хлеба у крестьян, широкое использование большевиками силовых методов вызывали волну сопротивлений, особенно усилившуюся к лету 1918 года.

В апреле 1918 года зажиточная часть населения деревень Северная и Черемшанка разогнали Советы. Для "наведения порядка " был направлен А. Ф. Углов с красногвардейским отрядом. В июне тот же А. Ф. Углов с ротою красногвардейцев ездил на ликвидацию офицерской группы в район Висимо-Уткинского и Висимо-Шайтанского заводов.

В это время в деревне Нелоба тоже назревало восстание. Туда прибыли белые офицеры для агитации и формирования дружины. Ефимов и Медведев — представители Нижнесалдинского ревкома — направлялись в Нелобу, но дорогою встретили председателя сельского Совета и узнали, что с него требуют 40 лошадей для дружины. Ефимов вернулся в Нижнюю Салду и доложил о назревающем восстании Т. Я. Евсееву. Через 25 минут эскадрон был готов, и эта оперативность предотвратила возникновение восстания.

Военная конфронтация в стране стала реальностью после восстания чехословацкого корпуса, явившегося одним из первых звеньев в осуществлении планов военной интервенции Антанты.

Захватив 26 мая Челябинск, а 7 июня Омск, белочехи развернули наступательные операции по захвату столицы Урала. 29 мая 1918 года в Екатеринбурге был создан Революционный штаб Уральской области, который объявил мобилизацию революционных сил Урала, а Екатеринбургский комитет обратился с воз-званием "Ко всем членам партии": "Все члены партии считаются мобилизованными и должны быть на учете и обучаться в той или иной военной организации".

Воспользовавшись этим положением, невьянские эсеры решили, что настало их время, и подняли мятеж. Среди многочисленных восстаний на Урале того времени это было наиболее крупным и продолжалось с 12 по 21 июня 1918 года.

Совершив контрреволюционные перевороты на небольших заводах и в деревнях Невьянского района, эсеры намеревались расширить свое влияние. У них была связь с нижнесалдинской эсеровской организацией и ее лидерами. Якову Распопову в Нижнюю Салду пришла телеграмма: "Произволу смена, выезжай немедленно Невьянск". На штаб-квартире в доме Слобцова по Банной улице произошло совещание салдинской эсеровской и меньшевистской организаций, где была принята следующая резолюция: "Немедленно выступить на помощь невьянскому восстанию и идти проселочными дорогами через Краснополье, Быньги, Невьянск".

Большинство салдинских эсеров тайно покинули заводской поселок. Среди них были Никанор Климов, Илья Евсеев, Григорий Стариков, Николай Соколов, Григорий Зобнин, И.А. Трубин, Яков Распопов и другие.

Через некоторое время большевики увидели, что эсеров в поселке нет. Решили проверить окрестные деревни, покосные избушки, но никого не нашли. "Мы поняли, что эсеры затевают что-то неладное, но не знали что и были наготове",— вспоминал А.Ф.Углов.

Эсеры, воодушевленные тем, что легко и быстро расправились с Невьянским Советом, решили сделать попытку свергнуть советскую власть в Нижнем Тагиле. Рассчитывая на внезапность, отправили туда отряд автомобилистов численностью около 70 человек.

13 июня, в Троицын день, когда большинству красноармейцев комендантской роты (где было много нижнесалдинцев) разрешили отпуск к семьям, невьянские эсеры напали на казарму. Разоружили суточный наряд и на станции Нижний Тагил захватили телеграф. Однако их попытку захватить здание Совета сорвали резервисты, занимавшиеся в тот день военной подготовкой. Военный комиссар П.Н. Овчинкин организовал вооруженный отпор, и эсеры ретировались обратно в Невьянск.

Салдинцы одними из первых получили приказ Овчинкина направить вооруженный отряд в Нижний Тагил. В тот же день вышеназванный отряд численностью более 50 человек прибыл к 7 вечера. В Салде для охраны оставили отряд молодых красногвардейцев, запас ручных гранат, надеясь, что обученная молодежь тоже будет представлять какую-то силу.

В Нижнем Тагиле отряды из Нижней и Верхней Салды, Кушвы, Верхней Туры, Алапаевска объединились и под общим командованием комиссара охраны Нижнесалдинского завода А.Ф. Углова вступили в бой в полосе железной дороги и Екатеринбургского тракта.

Среди участников этой операции особо отметили А.Я. Суетина, командовавшего ротой. Командир сводного отряда А.Ф. Углов вспоминал: "Суетин под градом пуль подбадривал людей, заряжал им винтовки, на ходу учил, как вырыть окоп, как целиться, как стрелять. В один из критических моментов Суетин поднял на ноги свой правый фланг и с криком "Ура!" повел людей на броневик. Положение было спасено. На третий или четвертый день военных действий по полотну железной дороги в нашу сторону двигался броневик противника, на борту которого торчал белый флаг. Впереди броневика шел человек с белым флагом. Для разгадки данного фокуса мы, командиры отрядов, собрались у полотна железной дороги. На мой вопрос: "Кто пойдет на встречу для переговоров?" — ребята не отвечают. Я второй раз спросил. "Я иду!— говорит Суетин,— Что им говорить?" — "Говорить им одно — пусть складывают оружие, мы располагаем достаточными силами для того, чтобы их разбить в ближайшее время". Отправив Суетина, я подумал: "Ушел человек на верную смерть. Ведь мы имеем дело не с армией, а с бандой". Я себя не относил к числу трусливых, но, отправляя Суетина, подумал: "Какую же силу воли надо иметь, чтобы идти километр под стволом бандитского пулемета". Разговаривая на разных языках, мы не договорились".

В этих боях погиб Александр Егорович Черных. Его, а также погибшего под Екатеринбургом Василия Никитовича Голованова привезли в Нижнюю Салду и похоронили с почестями в ограде Никольской церкви.

После ликвидации этого восстания, вернувшись домой, большевики выяснили, что человек 50—60 салдинцев были участниками этого события со стороны эсеров. Часть из них вернулась домой с повинной, и к ним никаких репрессивных мер не применили. Те, кто скрывался в лесах, увидели, что повинившиеся живы, и тоже вернулись домой. Им было предоставлено место работы на заводе с "известным предупреждением". Г. Старкова привели в Салду силой, а Трубин пришел домой только с белыми.

В Нижней Салде прошла массовая мобилизация. Через неделю после невьянских событий отряд добровольцев численностью 130—135 штыков под командованием А. Я. Суетина был направлен в Нижний Тагил, и далее этот отряд влился в отдельный тюменский батальон Д. В. Шаронова, образовав 3-ю роту.

О подвиге нижнесалдинской роты Шаронов писал: "На Уткинском заводе 6 числа в 2 дня противник стал надвигаться со стороны Утки и из лесов густыми колоннами. Несмотря на артиллерийскую стрельбу, он быстро продвигался вперед, стал оцеплять весь завод, и вскоре по всему фронту занялся страшный бой. Первой не выдержала вторая рота. Противник по крайней мере втрое превосходил нас, главным образом чехами и казаками, которые дрались по всем правилам военного искусства. А так как были пьянее вина, то не обращали внимания на наш огонь. Связь третьей роты с командиром полка была прервана. При сложившихся обстоятельствах отступление третьей роты следом за второй означало бы катастрофическое расширение прорыва. Суетин принял грамотное и ответственное решение — драться до последней возможности. Рота не подвела своего командира. Трусов среди нижнесалдинцев не оказалось. Суетин, принимая решение, исходил из своего знания земляков, которых в роту отбирал сам. Обойденный чехами, сумел спасти роту, смог обеспечить отход оставшихся в живых. Будучи раненным в руку, не бросил части, подсев к пулемету, прикрывал отход пехоты. Не попав на переправу, с одной рукой вынужден был переплыть реку Чусовую". Несмотря на ранение, Суетин остался в строю, но в бою за Шайтанский завод был контужен и с лазаретом эвакуирован в Пермь.

К началу июля Уральский фронт имел 17 174 штыка, 238 сабель, 309 пулеметов, 30 орудий, 5 бронеавтомобилей. Петроградские рабочие направили на Урал отряды моряков, железнодорожников, кавалеристов, саперов, артиллеристов. Летом и осенью 1918 года Уральский Восточный фронт был главным фронтом республики.

С 6 июля началось реформирование добровольческих отрядов в регулярные полки Красной Армии. 20 июля войска Уральского фронта образовали 3-ю армию Восточного фронта.

Четвертый отряд численностью около двух рот под командованием А. Ф. Углова также прибыл в Нижний Тагил. На базе этого отряда салдинцев и тагильчан был сформирован 2-й батальон 3-го Горного полка. Эти добровольцы в течение июля — октября 1918 года вели непрерывные боевые действия, начиная от станции Исеть и далее по линии железной дороги — Таватуй, Невьянск, Рудянка, Анатольская, Шайтанка, Нижний Тагил. В течение трех месяцев с переменными боями, без всякой смены, при недостатке боеприпасов, цепляясь за каждый бугорок, сдерживали натиск чехов, отступая до Нижнего Тагила.

Александр Федотович Углов продолжил свой боевой путь вместе с земляками в составе 1-й бригады 29-й стрелковой дивизии, где он командовал кавалерийским эскадроном. Был некоторое время командиром эскадрона Путиловского полка. Командовал 62-м кавалерийским полком и 8-м запасным кавалерийским эскадроном в Омске. На Южном фронте был командиром 1-го кавалерийского полка 46-й стрелковой дивизии. Участвовал в штурме Перекопа и в боях в Крыму. За период Гражданской войны имел 4 ранения пулей и одно пикой, под его седлом убито три лошади. За боевые подвиги 1-м отделом Западно-Сибирской бригады награжден золотыми часами и часами вороненой стали.

Газета "Известия Уральского областного Совета " сообщала, что в Нижней Салде "идет успешное обучение военному делу. Всех рабочих от 21 до 25 лет обучают уже 7 недель по 8-недельной программе, и через неделю они будут готовы идти на фронт".

В один из августовских дней в Салду приехал П. Н. Овчинкин, посмотреть, как идет работа по формированию красногвардейских отрядов. По этому случаю состоялись митинги. На одном из них, проводившемся в здании кинотеатра (ул. Ленина, 21), он призывал вступать в армию добровольцами. Собравшиеся встретили его в "штыки, науськанные эсерами". Все тот же эсер Яков Распопов задал вопрос: "Вы, большевики, были с самого начала Февральской революции против войны, а теперь вы ратуете за войну. Где же ваша большевистская последовательность?" Ответ эсер Распопов получил после митинга. Его привели в подвал здания, где проходил митинг, и Овчинкин, пользуясь правами политкома и объявленным чрезвычайным положением, собственноручно расстрелял Распопова.

Пятый сформированный отряд под командованием В. Рыбина был направлен на помощь салдинцам, воевавшим в отряде Углова.

Шестой отряд численностью более роты под командованием бывшего офицера Ивана Александровича Луканина прибыл в Невьянск и вошел в состав 2-го Горного полка.

К концу лета белочехи сосредоточили крупные силы под Нижним Тагилом. Красногвардейцы знали, что бои за Нижний Тагил предстоят жестокие. Этот населенный пункт имел большое стратегическое значение — он был одним из важнейших бастионов на пути продвижения белых через Пермь в центральные районы России.

Седьмой отряд нижнесалдинских добровольцев в сентябре под командованием Ивана Андреевича Ефимова был тоже направлен в Нижний Тагил. Этот отряд численностью 197 человек, как и предыдущие, влился в дальнейшем в состав Камышловского полка.

В районе Алапаевска действовала 1-я Уральская стрелковая дивизия под командованием Г. И. Овчинникова, в районе Нижнего Тагила — 2-я Уральская стрелковая дивизия под командованием Р. П. Эйдемана. Позднее эти дивизии были переименованы, первая — в Восточную, вторая — в Среднюю стрелковые дивизии. Восточная должна была остановить продвижение белых по линии Алапаевск — Нижний Тагил, Средняя — по линии Невьянск — Нижний Тагил.

Однако, несмотря на героизм красноармейцев, положение в районе Тагила было очень тяжелым. Некоторые отряды, сохраняя дух партизанщины, стали отступать без приказа. Так, командующий 3-й армии Р. И. Берзин сообщал 11 сентября начдиву 1-й Уральской дивизии Г. И. Овчинникову: "Бригада Гребенева попала на Нижнюю Салду, что очень невероятно. Нужно проверить и хоть под расстрелом вернуть всех на исходные пункты. Это грозит неприятностью Эйдеману и вам".

В сентябре 1918 года белые повели решительное наступление, заставив красногвардейские отряды беспорядочно отходить к Нижнему Тагилу. На помощь 2-й Уральской дивизии, которая уже вела бои на улицах Тагила, Г. Н. Овчинников направил из Нижней Салды Камышловский и 4-й Уральский полки, сделавшие здесь передышку после Егоршино. 22 сентября у станции Сан-Донато спешившиеся полки попали под обстрел. Под огнем полки развернулись и пошли в контрнаступление, Камышловский — на Лысую гору, а 4-й Уральский — с левого фланга на монастырь.

Рабоче-крестьянский полк в течение двух недель удерживал деревню Горбуново ( 4-я рота этого полка вся состояла из нижнесалдинцев). Энергичный натиск решил исход боя. Наступавшая на Нижний Тагил чехословацкая дивизия Войцеховского была отброшена от Нижнего Тагила на 20 километров. Потери чехов в этих боях были настолько значительны, что с той поры чешских частей на Урале уже не было.

Следующее наступление красных было сорвано контрнаступлением превосходящих сил белых, и 4 октября белые заняли Нижний Тагил.

Красногвардейские отряды отступили на Кушву. Героическая оборона Нижнего Тагила позволила избежать окружения войск, сражавшихся в районе Егоршино — Алапаевск.

В Нижней Салде непосредственных боевых операций не было, но воинских частей через этот населенный пункт прошло немало. Всех их нужно было обустроить, накормить, пополнить запасы питания и обмундирования.

Отступавший полк "Красных орлов" сделал в Нижней Салде передышку и дал отдых красноармейцам на несколько дней.

Маршал Советского Союза Ф. И. Голиков вспоминал: "Несколько суток стоим в Нижней Салде. Белые ведут себя тихо. Мы воспользовались этим — отдохнули, выспались, помылись в бане. Нижняя Салда — большой заводской поселок. На главной улице есть даже деревянный тротуар. Полк пополняется. Прибыли две роты китайских добровольцев, а на станции Ясашная влился в наш полк добровольческий отряд тов. Павлова. Сил у нас теперь больше и настроение лучше. Вчера состоялась полковая партийная конференция. Говорили о задачах полка и выбрали руководство партколлектива. Сегодня после обеда объявлен приказ: двигаемся дальше на Нижний Тагил. А хорошо бы пожить здесь денек-два еще".

Полковая конференция проходила в здании городского училища. В состав полкового партийного коллектива выбраны: председатель — Ф. В. Стриганов, члены — М. Д. Ковригин, П. М. Татарских, Басаргин, военком А. А. Юдин.

Под прикрытием этого полка в Нижней Салде происходила эвакуация советских органов. Ушел последний кавалерийский отряд под командованием В. Д. Зуева, а также салдинский отряд пеших красноармейцев вместе со штатом и архивом советских учреждений.

При спешном отступлении под натиском белых красными, по воспоминаниям старожилов, было расстреляно множество людей, которые сочувствовали белогвардейским войскам, в том числе священнослужителей, взятых в заложники из различных мест губернии.

В это же время, без суда и следствия, лишенные христианского напутствия, вместе встретили свою смерть от рук красноармейцев и священники Верхне-Салдинского завода отец Петр Дьяконов и отец Алексий Кузнецов. Они были убиты 1 октября 1918 года на самой окраине Нижне-Салдинского завода, близ железнодорожной станции. Только через несколько дней, 9 октября 1918 года, страдальцы были отпеты в Иоанно-Богословском храме поселка Верхне-Салдинский завод и преданы христианскому погребению. Отец Петр, пятеро расстрелянных крестьян, а также начальник Верхне-Салдинской железнодорожной станции Б.И.Лытковский были похоронены на приходском кладбище, а отец Алексий – в церковной ограде.

Всего же с 1 по 9 октября 1918 года, только согласно данным метрической книги, красными было расстреляно около 30 жителей Верхне-Салдинской волости, младшему из которых – Михаилу Пантелееву – исполнилось лишь 14 лет…

Полк "Красных орлов" оказался в критическом положении — он был отрезан от других частей. Белые захватили уже Сан-Донато и Нижний Тагил, попытки полка пробиться по железной дороге оказались безуспешными. Подвижной состав, следовавший за полком, решено было уничтожить. Для этого подорвали динамитом середину моста через речку Чернушку, и в образовавшийся прорыв с разгону стали сталкивать вагоны. Полк, вернувшись обратно в Нижнюю Салду, решил проселочными дорогами идти в сторону Кушвы.

Павел Петрович Бажов, воевавший в составе этого полка и посетивший Нижнюю Салду в тот период, вспоминал об этом переходе: "Густой дремучий лес и полная неизвестность впереди. Старик-проводник обещает дня через 3-4вывести лесными тропами к Кушве. Дорога невозможная. Вернее, ее совсем нет. Сразу запарившиеся лошаденки едва вытаскивают артиллерию."

С полком "Красных орлов" из Нижней Салды ушло несколько добровольцев, не более 10 человек: все, кто хотел, уже ушли с другими отрядами.

8 октября 1918 года последний красногвардейский отряд покинул Нижнюю Салду.

Источник: Книга "Нижняя Салда" © Издательство Уральского университета, 2000г.

Добавить комментарий

Минимальная длина сообщения 10 символов.


Защитный код
Обновить

Подписка на новости сайта

Введите Ваш email:

Система Orphus

Яндекс.Метрика
Салдинский сайт.