Видеорегистраторы из Китая можно купить здесь

Торговля, образование, медицина в Нижней Салде в XIX веке.

Торговля.

В период крепостного права на Демидовских заводах приказчики заботились об обеспечении рабочих продуктами питания. Требовалось обеспечить заводских жителей товарами, которых они не могли сделать сами.

В конце XVIII века приказчиками Нижнесалдинского завода заготавливалось в год до 32000 пудов провианта.

Ярмарки проводились два раза в год: 4 - 9 мая и 1 - 6 декабря - на зимнего и летнего Николу, поэтому и назывались они Никольскими.

В начале XIX столетия в заводском поселке имелось 22 лавки с товарами, при них 4 амбара и 2 скотобойные лавки. "Товарами, в сих лавках продаваемыми, снабдеваются как здешние обыватели, так и окружных селений крестьяне, приезжающие сюда со съестными припасами и другими земледельческими произведениями, нужными для мастеровых, коих считается здесь 1540".

Большое значение в развитии торговли имела ликвидация монополии гильдейского купечества, таким образом, можно было торговать без записи в купечество. Еще до отмены крепостного права в Нижней Салде стали формироваться местные кадры промысловиков и торговцев, ставших потом купцами.

В 1860 году на базарной площади имелось уже около 40 лавок, а "в воскресные дни крестьяне Ирбитского уезда привозили много хлеба и других жизненных припасов, находя сбыт".

С расширением рынка ремесло все более специализировалось, и еще до отмены крепостного права, в 1850 году, в Нижней Салде было 11 кустарей, 7 из которых занимались производством бураков.

Производством бураков в Нижней Салде занималось несколько семей старообрядцев – бывших крепостных крестьян, выходцев из Нижегородской губернии. Самый известный из них, чьи бураки хранятся в музеях Екатеринбурна, Нижней Салды, Нижнего Тагила, Москвы – Иван Филиппович Масленников, он принадлежал к старообрядцам – беспоповцам, которых в Салде называли «пахтеями». Это было семейным делом: мужчины изготовляли бураки, а женщины варили олифу и расписывали. Салдинские бурачники производили от пятнадцати до двадцати тысяч бураков в год.

С 1845 года существовала овчинная Михаила Егоровича Конягина, в которой производилось и шитье обуви. В 1859 году в заводском поселке было колокольное заведение по отливке колоколов, в нем работало 130 человек.

К сожалению, до нас не дошли образцы изделий этого заведения, но, судя по количеству людей, работающих там, это было Достаточно большое предприятие. Рост торгово-промышленной Деятельности салдинцев свидетельствовал о качественных изменениях, способствовавших выдвижению Нижней Салды на второе место в округе.

Образование.

Технический переворот в промышленности требовал высокого по тому времени уровня технических знаний. Во многих заводских поселках стали открываться заводские школы.

В 1836 году на Кирпичной улице, рядом с территорией завода (теперь это место в центре завода), была открыта заводская школа, в которой обучались только мальчики. В школе был один класс (два года обучения), преподавали два учителя. Одним из первых учителей, преподававших в этой школе, был Петр Дикушин, окончивший Выйское училище и некоторое время работавший писцом на Нижнесалдинском заводе. Проработав в школе 29,5 лет, он был вынужден оставить работу по состоянию здоровья в 1867 году. Администрация завода ходатайствовала перед заводоуправлением, чтобы ему была назначена пенсия, хотя он не смог доработать положенных 30 лет.

Потребность в грамотных рабочих все возрастала, и в 1846 году было открыто мужское единоверческое училище на 27 мальчиков, а в 1849 году - церковно-приходская школа, где обучалось 17 девочек.

Создание школ на Демидовских заводах все возрастало, в этом была насущная необходимость, так как начавшийся в 30-х годах XIX века промышленный подъем требовал грамотных, квалифицированных рабочих.

Медицина.

Уже в самом начале XIX века в Нижнесалдинском заводе имелся госпиталь. С 1828 года здесь самоотверженно работал калмык Иван Шамарин, обучавшийся медицине в Париже и Меце. В числе других талантливых крепостных он был отправлен Демидовым на учебу за границу. Во время учения Шамарина в Париже между ним и владельцем заводов возникло недоразумение, вследствие которого Демидов приказал оставить Шамарина в Париже безо всякой материальной поддержки, и ему пришлось большую часть пути при возвращении домой пройти пешком. Здесь он был прощен и направлен на работу в Нижнесалдинский завод, где ему вменялось в обязанности содержать больницу, лечить заводское население, обучать одного или двух мальчиков "по своей части", а также "учить по-французски 6 мальчиков из служительских детей ".

Больница, поступившая в распоряжение Шамарина, была мала для его деятельности. Необходимые медикаменты поступали после длительной переписки с Демидовым, и все-таки Шамарин упорно добивался хорошей постановки лечения и снижения смертности. Находя неуместным желание талантливого крепостного врача образцово поставить медицинскую помощь, Демидов писал ему, что в системе лечения в Париже и на уральских заводах должна быть большая разница.

За чертой заводского поселка, в лесу, Шамарину был отдан участок земли с лесом, куда он приезжал для сбора лекарственных растений и отдыха. Там был построен дом. В народе это место так и прозвали - Шамаринская дача.

Источник:

Книга "Нижняя Салда"  Автор-составитель И.Н.Танкиевская

© Издательство Уральского университета, 2000г.

 

Добавить комментарий

Минимальная длина сообщения 10 символов.


Защитный код
Обновить

Подписка на новости сайта

Введите Ваш email:

Система Orphus

Яндекс.Метрика
Салдинский сайт.